О точке невозврата

Мне недавно задали вопрос о том, что такое точка невозврата и что мы вообще делаем в Саентологии. Я решил немного написать о моём понимании всего этого. Разумеется, соглашаться вовсе не обязательно.

ЛРХ не вводил термин «точка невозврата». Во всяком случае мне он не попадался ни в одном из словарей и даже лекции или книге. Однако я слышал его на семинарах. Я думаю, что проще всего понять этот термин по аналогии с определением из авиации. «Точка возврата» в авиации — тот предел, когда самолет еще можно развернуть назад. Пройти «точку возврата» — значит потерять возможность вернуться туда, где был начат путь, поскольку горючего израсходовано столько, что при данном запасе топлива, с учетом влияния ветра, самолет не может либо возвратиться на аэродром вылета, либо на запасный аэродром.

Проще говоря, «точка невозврата» — это точка, после прохождения которой возврата назад нет. В моём понимании, это точка, после которой клирование планеты будет невозможным.

Как это?

Собственно говоря, ЛРХ никогда не давал гарантию, что у нас всё получиться. Вот что он пишет в выпуске «От Клира к вечности»: «Я не могу обещать вам, что вы добьётесь успеха. Я могу лишь предоставить вам знание и дать вам шанс».

Нисходящая спираль

Общество деградируют. Средний уровень кейсов с каждым годом становиться хуже. Вот что об этом пишет сам ЛРХ в выпуске 1981 года «Теория новой таблицы ступеней»:

«Но, возможно, никому не приходило в голову, что в последние тридцать два года я исследовал путь ВНИЗ. Именно так. Вспомните, что сам я получал результаты тридцать два года назад. Так что же происходило?»

«Тем временем само общество катилось вниз. За пределами сферы деятельности Дианетики и Саентологии уровень кейсов УХУДШАЛСЯ. Власти создавали всё больше и больше проблем для своего населения: психологам дали полную свободу в школах — и уровень образования стал сходить на нет; психологи, психиатры и прочие медики стали наводнять общество лекарствами и наркотиками; статистики преступности перевалили за все мыслимые пределы, чему способствовала деятельности ФБР; экономика, разрушенная налоговыми органами, стала порождать всё больше и больше проблем для человека; психиатры ещё активнее развернули свою программу по причинению вреда людям, а потом при попустительстве властей усугубили преступление, занявшись сокрытием своих криминальных делишек путём накачивания пациента наркотиками и утаивания от него того факта, что его подвергли электрошоку; солдат стали подвергать «промывке мозгов» — и не только враги, но и их собственные правительства. Нет нужды продолжать, даже если можно привести сотни примеров, потому что это не попытка вызвать «народное возмущение», а просто комментарий насчёт упадка общества. И поскольку представители этого общества приходили в организации и получали одитинг, и поскольку каждый год средний кейс оказывался более тяжёлым, чем кейсы предыдущего года, это повлияло на последовательность шагов Таблицы ступеней. 1949 год — это не 1981 год.

Ключевой момент здесь — подход на БОЛЕЕ НИЗКОМ УРОВНЕ. Какие бы другие соображения не присутствовали в процессе исследования, всегда была необходимость входить в кейсы на БОЛЕЕ НИЗКОМ УРОВНЕ».

Технический аспект

Теперь я хочу привести цитаты ЛРХ, на основе которых я решил, что уровень кейса может быть настолько низким, что клировать его будет невозможно, поскольку процессы не будут оказывать никакого воздействия на него. То есть, ты подаёшь и подаёшь ему команды (правильные команды, с хорошими ТУ и т.д.), а изменений никаких не происходит. И вот что пишет ЛРХ в выпуске «Саентология: процедура Клир» (этот выпуск можно найти в справочных материалах к конгрессу способностей).

«…Преклир, который ходил, говорил, ездил по миру, и, казалось бы, вёл себя довольно разумно и рационально, на самом деле не мог делать ничего из этого. Его целиком и полностью выручали «его умственные машины», забота общества о нём, образование, основное соглашение относительно того, что происходит в мире. Он ходил словно во сне, и жизнь очень сильно напоминала ему сон. А теперь одитор начинает одитировать его так, словно он способный. Так вот, сам индивидуум — это тэтан, и в то время как его банк может делать что-то (и в один прекрасный момент он выйдет из строя), тэтан ничего не может. Он был просто пассажиром».

Далее ЛРХ упоминает два процесса низкого уровня. Один из которых можно найти в процессах для детей и новорождённых. И далее вот что он пишет:

«Единственное, чего мы хотим от преклира, когда проводим эти два процесса, — это чтобы он взял ответственность за то, что и так уже происходит. Иными словами, мы поднимаем его уровень действования. Если ваш преклир в итоге не приходит к осознанию того, что он может заставить тело сидеть на стуле, вам, конечно же, вообще не стоит с ним возиться, поскольку его уровень действования находится ещё ниже. Этот преклир должен лежать на кровати. Он, должно быть, считает себя совершенно беспомощным и больным. Следовательно, если мы на протяжении нескольких часов проводим преклиру процесс «Вы заставьте это тело сидеть на стуле. Спасибо», а он так и не осознаёт, что может делать это, у него не включаются никаких соматик, или процесс вообще не оказывает на него никакого воздействия, мы можем заключить, что переоценили способности преклира».

«…Если мы не сможем провести кейс через эту стадию и поднять преклира до осознания того факта, что у него есть способность того или иного рода, мы можем вообще не возиться с ним».

Что всё это значит?

Итак, вот что лично я понял, когда всё это читал.

  1. Средний уровень кейсов становится всё ниже и ниже.
  2. Кейсы деградируют настолько, что существующие процессы не будут оказывать на них воздействия.

Вывод — их невозможно будет отклировать.

Сколько у нас есть времени?

Вот цитаты ЛРХ из рекламы ОТII: «Как можно поймать тэтана в ловушку? У всех тэта-ловушек есть нечто общее. В них используется электричество…»

Психиатры могут использовать электричество в основном только для электрошоков. Но уровень электроники на земле стремительно развивается. И она может развиться до такого уровня, что имплантирование снова будет возможно.

Поэтому я вижу два фактора, которые влияют на вопрос об оставшемся времени:

  1. Насколько быстро деградирует общество,
  2. Насколько быстро развивается электроника.

И то, и другое происходит очень быстро. Что касается общества, то это легко отследить по фильмам. Сравните фильмы 50-60-ых годов. Например, посмотрите первую серию Джеймса Бонда и последнюю. Вы просто поразитесь.

Точка невозврата

Что касается электроники, посмотрите сами. Вы, наверное, помните то время, когда у нас дома не было компьютеров, сотовых телефонов и прочего. Сейчас они есть не только почти в каждой квартире, но даже чуть ли не у каждого ребёнка.

Поэтому когда Лидия Кокс говорит о 20-30 годах, то мне это представляется довольно реальным.

Что мы делаем

МАС направляет наши пожертвования на то, чтобы затормозить нисходящую спираль общества. С этой целью проводятся антинаркотические и антипсихиатрические программы, повышается уровень образования и прочее. Всё это позволяет замедлить скорость падения.

10 тысяч ОТ7 позволят остановить нисходящую спираль.

А клирование будет возможным только после выхода Супер-Силы.

Ну а что каждый из нас в Саентологии делает? Мы поддерживаем все эти проекты материально, своими действиями. А также сами движемся к духовной свободе.

Вопрос в том, насколько быстро мы это делаем. Увы, у нас нет вечности. У нас есть несколько лет. Поэтому, как мне кажется, нам нужно вырабатывать энергию для движения по Мосту настолько быстро, насколько мы можем. И приоритеты такие: в первую очередь Мост и Саентологические проекты, а всё остальное во вторую очередь.

Почему я всё это пишу? Да потому что я реально то и дело слышу что-то вроде следующего: «В августе я уезжаю в Турцию. Основы? Ах Основы. Знаете, у меня времени не хватает». «Вы знаете, я не могу пойти на одитинг. У меня работа». (А работа — это очередное производство МЭСТ, которое полностью его захватило).

Ну, надеюсь, я данёс идею.

С уважением, Ильдар